Дежурный по кухне рецепты с евгенией барсуковой

В полной тишине они плавно летели в нескольких километрах от поверхности. В полумраке внизу расстилалась безконечная пустыня.

Горы, русла высохших рек, пятна сухих озер, огромные пустыни на местах высохших морей. На берегах просматривались руины посёлков и городов, занесённых песком. Их становилось всё больше и больше. Они приближались к центру погибшей цивилизации. Единственным признаком какого-то движения был коричнево-серый туман над руинами городов в виде огромных конусов, уходящих вершинами в небеса.

К ним со всех сторон тянулись ручьи из такого же грязного тумана. Конусы представляли из себя световую оболочку из белых искр и движущиеся внутри её спирали из клубов серо—коричневого дыма.

Они медленно-медленно поднимались в небо, и там, на определённой высоте, как факелы сгорали в огромных как раскалённые топки сферах. Сферы, как маленькие солнца через облака освещали поверхность планеты. Яр увидел, что в огненных сферах движутся образы каких-то богатырей или ангелов.

Они своими сверкающими орудиями играючи разбивали сгустки грязного тумана на серую искрящуюся пыль. Словно кузнецы они перебрасывали сгустки серой пыли друг другу! Уплотняя и высветляя грязь, богатыри доводили сгустки до степени огромного сжатия! А потом последним ударом молота на огромной наковальне измельчали сгустки в искрящуюся пыль! Белые чистейшие искры фейерверком разлетались вокруг, озвучивая полнейшую тишину раскатами грома!

Искры из сфер частично падали вниз, подпитывая световые образы сфер и воронок, а частично растворялись в потоке невидимого света, пронизывающего всё пространство. Но большей своей частью искры света, как и сгустки тумана, собирались в спиральные нити и устремлялись ввысь, в разные стороны, теряясь среди россыпи звёзд. Дисколёт плавно маневрировал между серо-коричневыми спиралями.

Было видно, как его овальная тень двигалась за кораблём, - то появляясь, то исчезая сзади. При каждом пролёте мимо грязных облаков Яр замечал, что эти сгустки не совсем хаотичны. Они имели какие-то намёки на осознанные изображения.

Как в хаосе детского рисунка среди грязных клякс просматривались зачатки картинок! Но … не добрых! Каким-то внутренним взором Яр видел, как друг с другом переплетались образы невнятных и невообразимых чудовищ. Образы ящеро-монстров, динозавров с головами обезьян, птице-насекомых, уродливых и диковинных животных, людей-роботов и роботов-людей, людей со звериными головами и людей с множеством маленьких змеиных голов вместо головы, зверей с людскими конечностями, спрутов с оскаленными лицами людей и щупальцами в виде корней, деревьев с личинами на стволах и лезвиями вместо листьев,...!

Но больше всего там было образов с искаженными и изуродованными женскими лицами! С последней буквой, произнесённой этим тихим, но ясным, как вспышка света голосом, в сознание Яра ворвался мир звуков, исходящих от спиралей! Скрежет, скрип, лживые и издевательские голоса, ядовитое шипение заклинаний и эгоистичных молитв, безумные крики, визг и смех, визг музыкальных инструментов, тупой ритм барабанов, стоны оргий и стоны умирающих,… и много-много ругательств и сквернословия!

Все это море звуков пронизывали и покрывали звуки интонаций зависти и гордыни, недовольства и раздражения...! Они были везде - в каждом звуке! Большинство мелькающих образов и исходящих из них звуков были либо недоделаны, либо столь безобразны и абстрактны, что Яру приходилось напрягаться, что бы найти им хоть какое-то название!

Яр внутренне поблагодарил, что кроме зрения и слуха ему не были отрыты другие чувства! Одна только мысль о запахах, исходящих от спиралей, вызвала у Яра приступ тошноты! Он почувствовал, что страдает от желания и невозможности исправить созданные кем-то уродства! Некоторые из сгустков не имели никаких признаков сознательного движения, как пух или сухие листья паря в коричнево-сером хаосе.

От них исходили звуки тихого шипения или шелеста, как от падающей листвы. Но некоторые ещё самостоятельно двигались! Это они производили все эти жуткие звуки! Было видно, как они мечутся в спиралях!

Яр отметил, что в сгустки в спиралях как бы концентрировались вокруг человекоообразных образов, максимально приближенных к чёрному цвету. Тёмно-серые тени, похожие на людей, как максимально умные злодеи в банде, отдавали свои последние приказы, пытаясь выбраться из дождя белых искр.

Было видно, как сгустки сражались между собой за места в глубине спиралей, где их меньше всего обжигал Белый Свет и серебряные искры! Их обжигал световая белая оболочка конуса и свет белых искр, падающий из сфер на всё пространство планеты.

Эта энергия и выдавливала и выжигала из каждой расщелины, из каждого камня, из каждой молекулы этой замершей планеты всё тёмное! И находили их только в тёмных ручьях и конусах. Но попав туда, они лишь на время укрывались в тени своих тёмных собратьев.

Попав в западню конусов, как в рыба я мерёжу, тёмные сгустки безуспешно стремились выбраться из конуса. Они бросались наружу, но обжёгшись о поток невидимого света на внешней стороне спиралей — с жутким звуком прорывались обратно внутрь спиралей, оставляя за собой шлейф из брошенных останков. Как высохшая старая кожа — они теряли своих хозяев! Движения этих остатков замедлялись и по мере потери сил, - они замирали, шелестя или шурша по краям конусов.

Медленно клубясь и завихряясь, пронизываясь мелькающими тенями, безобразная масса поднималась к вершине воронки, чтобы сгореть в сверкающей сфере. Диск летел над руинами огромного города! Кое- где ещё были видны остатки огромных башен с окнами. Но большинство домов уже давно рассыпались в кучи мусора.

В этом месте конуса были самыми большими! Тень от дисколёта привлекала их внимание! Словно бегущая от поднятых рук волна на стадионе, они вскипали и бугрились в самом тёмном месте тени. Каждый пролёт мимо серых спиралей отзывался у Яра болью и тоской в груди! Только какой-то внутренний свет поддерживал ясность сознания и облегчал страдания. Скрутившись в подобие веретена или змеи со страшным оскалом, и вращаясь, как гигантский снаряд, в клубах дыма, со свистяще-воющим звуком они устремились к кораблю!

Но ударившись о невидимую стену — были отброшены и вновь превратились в облако, дымящееся по краю, и плывущее впереди корабля.

Яр от сотрясения корабля и страха вжался в кресло, закрыв лицо рукой. Открыв глаза, он увидел, что из его рта вылетел серый плевок, похожий на плоскую жабу и завис перед лицом, как в невесомости! И как показалось Яру — с кривляющейся улыбкой шлёпнулся обратно ему на лицо! Глаза, рот и нос залепило мутной плёнкой, закупорив нос и рот так, что невозможно стало дышать! Без воздуха тело стало задыхаться и биться в конвульсии! Руки царапали по лицу, но не могли сбросить липкую массу!

Плевок отскочил и превратился в шипящий и колеблющийся сгусток! Боковым зрением он увидел, что слева, как молния вспыхнул огонь, переливающийся всеми оттенками красного цвета, рассыпавшись в тончайшие нити. Сначала нити превратились в прекрасный огненный щит, который в сверкании искр отразил удар грязного копья-веретена!

А затем - в огненную сеть, которая мгновенно обернула разбитую массу, скрутила, как пойманную рыбу и отбросила обратно к конусу! Безобразный мусор, значительно уменьшившийся в объёме, вновь был поглощён движением гигантской спирали! А сеть из искр сгорела и растворилась среди серого хаоса. Яр даже не успел заметить, - куда делся блин-плевок, который он создал страхом, мыслью и словом! Он просто почувствовал, что свет огненной сети не только спас его, но и вымел всю грязь из его окружения, сняв внутреннюю боль.

На глаза легла пелена слёз благодарности! Яр с трудом повернул голову в сторону, откуда образовалась вспышка. Слева рядом в кресле сидел Человек. Черты его лица терялись в лучах исходящего от него света. Чувствовалось, что он улыбается. Яру хотелось купаться в исходящих от него лучах чистейшего света.

Программа за 30 июня, суббота

Но перед глазами всё ещё перемещались картинки пустынной планеты и оставался осадок страданий и ответственности за то, что произошло там внизу! У Яра были вопросы, и он не мог их не задать. Все отвергнувшее Свет проклинает само себя. Эта планета временно выключена из цепи духовных обителей. Ты готов её услышать? Мне тяжело и больно, но я хочу знать. И продолжил - Земля была прекрасной голубой планетой, полной воды, атмосферы и разнообразной жизни. Но вращение планеты, обеспечивающее смену жизненных циклов и разнообразие жизни, было и проклятием Земли.

Планета, как все вращающие объекты во вселенной, периодически меняла свои полюса. И это всегда было серьёзным испытанием для Природы и Человечества! Но к определённому моменту, названную людьми Днём Бога, Земле предстояло испытать не одну, а сразу несколько катастроф! Планете предстояло пройти через огненное пространство Космоса. И в это же время через Солнечную Систему одновременно проходило две гигантские планеты.

До Апокалипсиса и После

Одна видимая человеческим глазом — другая невидимая. Эти планеты изменяли всё пространство по мере своего прохождения. Под воздействием их притяжения Земля сменила не только полюса, но сместила свою орбиту ближе к Солнцу.